«Это обман населения»: кто похоронил «Малютку» – первую микролитражку СССР тов. Жукова?

29ace8c29254c9ddcd3c12fff405a521

Жукoв увeрял сoбрaвшиxся, чтo aвтoмoбиль мoжнo лeгкo приспoсoбить и ради ручнoгo упрaвлeния, a знaчит, oн пoдoйдёт мнoгoчислeнным инвaлидaм вoйны, чтo «Мaлюткa-2» oчeнь пригoдится вoeнным, чтo aвтoклубы прoстo мeчтaют o нeй, нaкoнeц, aвтoр изoбрeтeния прeдлaгaл сaжaть зa кормило «Мaлютки-2» дaжe дeтeй: «Дeти смoгут лeгкo oвлaдeть вoждeниeм и пoзнaкoмиться с aвтoмoбилeм вплoтную, чтo в бoлee пoздниe гoды будeт чрeзвычaйнo пoлeзным».

Чтo жe этo зa тaкaя унивeрсaльнaя чудo-мaшинa с крoxoтнoй кoлёснoй бaзoй? Ширинa кoлeи тoжe былa нeбoльшoй – всeгo 1050 мм, тo eсть крохотку бoлee мeтрa. Кузoв – стaльнoй нeсущий и штaмпoвaный, рeссoры – рeзинoвыe и взaимoзaмeняeмыe. Силoвaя устaнoвкa «висeлa» сзaди и былa скoмпoнoвaнa вмeстe с зaдним мoстoм. Двигaтeль и кoрoбку Жукoв зaпрoeктирoвaл oт мoтoциклa ИЖ-45, выпускaвшeгoся в Ижeвскe eщё с кoнцa 20-x гoдoв, нo зa нeимeниeм мoтoрa испoльзoвaл aнaлoг – 350-кубoвый двигaтeль DKW. Тoрмoзa были мexaничeскими и пoлaгaлись тoлькo зaдним кoлёсaм oт «Мoсквичa». В зaднeм свeсe рaзмeстился и тoпливный бaк нате 25 литров, которого должно быть было хватать надолго, так как расход у 250-килограммовой аппаратура предполагался не выше 4 л/100 км.

Домашние работы по микролитражке молодка Д. И. Жуков, со школьной скамьи попавший в ульпан изобретателей, начал ещё вот время войны

«Малютка-2» ни чуточки не была самоделкой, слепленной кое-якобы народным умельцем, который нюхать не знал, что такое, к примеру сказать, модуль шестерни, в чём дьявол измеряется и зачем он нужен. «Малютку» сконструировал и перенёс получай рабочие чертежи, выполненные в соответствии со всеми правилами, студиоз 3 курса Московского автомеханического института Жуков. В заключении, выданном группой безмерно авторитетных оппонентов во главе с Борисом Семёновичем Фалькевичем, в таком разе – «рядовым» кандидатом технических наук, до трудам которого сегодня и старый и малый студенты автомобильных вузов учат «Теорию автомобиля», было сказано, что-что передний мост и кузов имеют четкий запас прочности, что в конструкции использованы последние актив техники автомобилестроения (например, независимая украшение) и что детали предложенной конструкции спроектированы с расчётом нате массовое производство. Кроме того, Фалькевич и его коллеги указали, будто «…реечный механизм рулевого управления прост» и без- требует регулировок, что конструктивная таблица заднего моста тоже проста и круглым счетом далее.

Жуков полностью предоставил вычисления оригинальных силовых деталей, тягово-динамический оплата… короче говоря, подготовил самый естественный технический проект, оформив его в соответствии с всем правилам. Именно почему его посчитали нужным разбирать на заседании секции Технического совета министерства. Просто так почему же машине невыгодный суждено было появиться держи свет в серийном исполнении? Отчёт на этот вопрос дают суждения строгого жюри.

Для рассмотрение комиссии был представлен полновесный проект с увязочными и общими видами и всеми необходимыми расчётами – с прочностных до динамического (часть – на фото)

Прения начал Осно конструктор МЗМА Борисов, с пошевеливайтесь ошарашивший Жукова: «Является ли спешный потребность в этой машине? Ми кажется, нет. В тех условиях, в которых находится наша автомобильная индустрия, было бы не полностью рационально выпускать такой автомобиль». После того Николай Иванович сказал, чисто инструментальное производство перегружено заказами пользу кого переоснащения заводов и что, в одно прекрасное время время для «Малютки» неважный (=маловажный) пришло, то и не пристало говорить о ней как о перспективной машине ближайшего будущего. Борисов предложил раздвинуть н «Малютку» на откуп молодым инженерам-дипломникам с тем, так чтоб они оттачивали на ней своё дело, а с помощью Министерства создать соответствующую учебно-экспериментальную базу. Ещё того, главный конструктор МЗМА предложил купить за границей автомобили-аналоги и «накапливать сведения по данному классу автомобиля».

Долматовский отметил, точно «…идеи подобных конструкций носятся в воздухе» и а он не видит разницы посередке 3-колёсным и 4-колёсным автомобилем такого класса. Опосля Юрий Аронович высказал сомнения по поводу того, что такой проблем) автомобиль массой в 250 кг сможет прогалопировать даже по хорошим дорогам паче 10 тысяч километров, вследствие чего нужно всесторонне испытать железный конь, в том числе и на разных типах покрытия. К слову, Жуков, отвечая возьми вопросы, рассказывал о езде по зиме: «Мы ехали на первой скорости по части снегу, по лесу, подчас застревали, товарищ подталкивал машину. Я вдвоём проехали, а ЗИС-5 стояли».

Кардинальный инженер Технического отдела Министерства Аболенихин сообщил, по какой причине ему пишут со сумме Советского Союза: нужда в машине высокая, особенно со стороны села, идеже люди часто, а иногда и по мнению нескольку раз в день ездили посередке колхозами и хозяйствами, находящимися корешок от друга в 10-15 км. Аболенихин высказался вслед за то, чтобы студент Жуков был способным довести работу до конца, а на других соискателей, Бахчиванджи и Виноградова, поначалу нужно устроить конкурс, реализацию а победившего проекта сосредоточить в одном месте.

Два взрослых с багажом или с детьми. Ученик МАМИ Жуков всерьёз рассчитывал, словно его разработкой заинтересуются в министерстве…

С течением времени слово взял ведущий (и следующий главный) конструктор Московского завода малолитражных автомобилей Андронов, кто отметил, что микролитражки строились в Европе посерединке двумя мировыми войнами, однако «жизнь их отмела» в пользу машин малого литража с двигателями объёмом практически 1,5 литра. Тот существование, что после Второй интернациональный войны они снова стали востребованными, невыгодный должен вводить в заблуждение, поелику связано это с обеднением населения, и будь здоров скоро такие машины «выйдут в тираж». Аюшки? касается «Малютки», Андронов утверждал, что-что ею заниматься не пристало, упирая на то, как конструкция машины недоработана: в лоне ведущими колёсами не было дифференциала, яко обязательно приведёт к перегрузкам полуосей, износу шин и повышенному расходу. Пусть будет так, сегодня про дифференциал может известить любой автолюбитель, но в тетуня далёкие годы даже студентам профильных специальностей в МАМИ возлюбленный не казался необходимым элементом автомобиля. Андронов вспомнил ради малолитражку НАМИ-1, как и не оснащённую дифференциалом: «Чем всего на все(го) ни болела НАМИ-1!».   Поэтому добавил, что «Малютка» безграмотный представляет собой ничего нового, и посчитал как не ненужным и нерентабельным постройку нескольких опытных образцов, ежели и в целом инициативу Жукова поддержал и самого студента похвалил, выразив надежду, как из него получится форменный инженер.

Резковато выступил передовой инженер Техотдела министерства Фомин, увидев «массу недостатков и конструктивных дефектов». Фомин утверждал, аюшки? «…создать самую маленькую и самую лёгкую машину» – самая трудная урок. В противоположность Андронову он безлюдный (=малолюдный) считал малолитражные машины лучшим средством насыщения рынка и удовлетворения потребности самых широких масс потребителей. Фомин голосовал вслед за машины «более мелкого литража», в таком случае есть как раз после аналоги «Малютки». Однако спирт был в корне не подлинно с Жуковым относительно принципа проектирования такого автомобиля. Микролитражный (авто)шасси не должен собираться изо мотоциклетных запчастей, а должен телосложение самостоятельной разработкой:   «Неправильно связывать узами это дело к мотоциклам, паровозам и т. д. Безвыездно думают: покроем крышей мотоциклет и будет автомобиль. Надо взять хоть установку, что автомобиль – другое дело». В распознавание от предыдущего оратора Фомин посчитал уместным постройку и дознание нескольких образцов и полномасштабное доведение работы.

Постановление секции Технического совета министерства автомобильной промышленности с 17 июля 1946 годы. Для автора «Малютки-2» оно малоутешительно…

Фиттерман поддержал своего бывшего коллегу ровно по Московскому ЗИСу Долматовского, засомневавшись в достаточной прочности и надёжности аппаратура при длительной эксплуатации, уточнив, по какой причине «…единственный путь автомобилизации Советского Союза – сие развитие мотоцикла», в том числе и с коляской, а кроме уже должен идти «Москвич». Употребление «Малютки» в почтовом ведомстве Борюля Михайлович исключил, назвав «абсурдом», и начал уничтожать разработку Жукова, сообщив собравшимся, как будто «Малютка» – это не железо: 1-цилиндровый мотор во (избежание автомобиля применяться не может и в силу слабой отдачи, и в силу неравномерности побежка. Вспомнил Фиттерман и об отсутствии дифференциала держи «Малютке», связав это с неудачным опытом испытаний малолитражного автомобиля НАМИ-2: «Потери мощности с-за отсутствия дифференциала съедают постоянно. Эта схема должна взяться отвергнута». Далее Борис Михайлович подверг критике резиновую подвеску, которая «…в нашем климате зверски болезненно реагирует на низкую температуру».

Напоследках, Фиттерман посетовал, что в регалии проникли слухи о выпуске нескольких тысяч образцов микролитражного автомобиля: «Это вымысел населения. Если продолжать работу, ведь надо вести её вдумчиво и участливо безо всякой рекламы». В кругу тем, самого Жукова Фиттерман куда хвалил: «…но делать с него специалиста по “малюткам” невыгодный следует. Этим мы погубим его будущность». В часть же ключе высказался и Власть предержащий автоотдела НАМИ Душкевич, завершив свою глагол такой сентенцией: «В начале ми казалось, что создать таковой маленький автомобиль очень простой и легко. Но жизнь показала, подобно как гораздо легче создать “Победу”, нежели хороший работоспособный экономичный малолитражный автомобиль».

Последним в прениях выступил председательствовавший держи том заседании Замначальника техотдела министерства Еняша Борисович Арманд, в вопросах критики конструкции солидаризировавшись с Фиттерманом: «Бездифференциальная метод вряд ли сможет увенчать пламя. Даже если вы в кайф сделаете шпонки и ступицы, с цепями короче вечный скандал». Воздушный мотоциклетный моторчик Арманд снова же посчитал неуместным: «Надо возговорить прямо, что схема механизмы в представленном здесь варианте неудачна».

Жалобный факт: даже если бы Промышленный совет МАП и принял бы «Малютку-2» к подготовке производства, стравлять её было бы и неоткуда, и не на чем…

Через некоторое время Арманд переключил свою критику в НАМИ, который, по его мнению, там опытов НАМИ-1 и НАМИ-2 был в состоянии бы продолжить изыскания, и коли уж на то пошло к середине 40-х годов владение уже получила бы верификационный микро- или малолитражный (железный. Кроме того, Арманд стал единственным, кто такой обратил внимание на непропорциональность размера «москвичёвских» колёс мощности мотоциклетного мотора: «Резину надо бы брать 3,2 дюйма, мотоциклетную. Инструмент не будет работать с ёбаный резиной, как у вас, подле отсутствии дифференциала». Завершил своё восстание по «Малютке-2» Арманд эдак: «…эта машина не является базой на создания микролитражного автомобиля». В кругу тем   «в целях поощрения технической инициативы»   Клетка технического совета министерства рекомендовала возвести два опытных образца.

В соответствии с окончании учёбы   Жуков,   несмотря на советам старших товарищей, продолжил учиться «Малюткой». Появилась «Малютка-3» и «Малютка-4». У последней сердце разместился уже спереди, выросла колёсная первооснова. Жуков снова вышел с проектом, да это было спустя 8 полет, в 1954 году, когда профессиональные инженеры с максимальной интенсивностью готовили к выпуску мотоколяску с целью Серпуховского автозавода, поэтому никаких шансов у «Малютки» еще не было…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.